Танцетерапия

«Я танцую назло рассеянному склерозу» (интервью с Олесей Масловой)

Наверняка, многим известно о том, что танец — это терапия. Он лечит душу и лечит тело. Танец помогает справиться даже с тяжелейшими депрессиями и другими психологическими заболеваниями.

Для наших студий танца было взято эксклюзивное интервью с Олесей Масловой, мамой трех детей, которой несколько лет назад поставили диагноз «рассеянный склероз».

Расскажите немного о себе: откуда вы, чем занимались и увлекались в жизни.

Я живу в Одессе. Переехала весной 2015 года ради большего количества солнечных дней в году, ради витамина Д, ну, и ради моря, конечно же. Всё из-за рассеяного склероза. До него я была домохозяйкой, женой, мамой трех детей, жила в Киеве. Диагноз внес значительные коррективы в мою жизнь. Как это происходило можно почитать в моем профиле на Фейсбуке. До этого на мои личные увлечения как-то не хватало времени, вернее, жаль было его. Казалось неразумным тратить время на какие-то там хобби. Сейчас у меня две любви – куклы и танцы.

Как вы договариваетесь со своим диагнозом?

С недавних пор, года полтора как, у меня вызрело особое отношение к симптомам, и выработался, так сказать, алгоритм действий. Когда у меня появлялся новый симптом, или обострялся уже имеющийся, я его рассматривала в двух аспектах.

Во-первых, от чего меня этот симптом избавляет. Как хвост ящерицы, когда отваливается, избавляет ящерицу от опасности, спасает ей жизнь. Качество этой жизни у ящерицы без хвоста резко падает. Так и болезнь, она от чего-то спасает, что не видно, не понятно сразу. И вот, чтобы это обнаружить, нужно какое-то время. А потом постараться это убрать из жизни. Например, меня очень напрягала необходимость ходить за продуктами. Обострение позволило мне организовать доставку. Когда я это поняла, я пообещала себе, что и когда поправлюсь, все равно позволю себе пользоваться услугой доставки на дом. И самочувствие вскоре улучшилось. Я сдержала обещание. Пользовалась доставкой до тех пор, пока не осознала, что мне таки в кайф самой выбирать для себя продукты, а не доверять выбору других людей. Уже походы за продуктами меня не напрягают. И самочувствие не ухудшается.

Второй аспект: чему симптом мешает? постараться определить, и осторожно делать это. Например, такой случай. У меня стало двоиться в глазах. Особенно это остро ощущалось вне дома. Конечно, я поначалу растерялась. Занятия танцами стала пропускать. Это меня расстраивало очень. И в какой-то момент осенило, что может вот тут-то собака и порылась. Что если я назло рассеяному склерозу все равно пойду на занятие, то, может, все наладится. И я снова пообещала себе, что пойду на ближайший урок. Двоиться перестало в тот же вечер. Обещание я выполнила. Наверное, поэтому симптом не возвращается.

То есть, все сводится к тому, чтобы сделать болезнь бесполезной, чтобы отпала необходимость «отбрасывать хвост».

Разговаривали ли вы с врачами о танцах? Что они советовали?

Я не спрашивала совета. Врачи по месту жительства вообще не в курсе. А вот врач-невролог, которую я нашла в Фейсбуке — автор курса по психосоматике, и она очень поддержала это мое начинание.

Занимались ли вы танцами в детстве?

Нет, не занималась. Детство мое прошло практически без танцев. Когда еще была в детском саду, меня приняли в хореографическую школу в Харькове. Мама меня водила какое-то время. Мне нравилось очень. Я даже успешно сдала экзамены «переводные» по гимнастике. Но мама, видимо, устала меня водить, и это прекратилось. А потом, позже, мама внушила мне, что кружки из серии «умелые руки» для жизни лучше, чем «умелые ноги»  (танцы она так называла).

Помните день, когда вы решили пойти танцевать? Чья это была идея?

Да, помню. Но это был не один день. Сперва я где-то вычитала, что обучение новому способствует формированию нейронов, новых нейронных связей. Второй сигнал был в день, когда в ленте Фейсбука увидела пост популярного психолога о том, как танго её избавило от позвоночной грыжи, от необходимости пользоваться тростью. И третий сигнал пришел, когда я встречала свое первое лето в Одессе в 2015 году. Пошла на какой-то фестиваль, и там увидела танцующих красивых людей. Меня заворожило, как они скользили по танцполу. Вот тогда я поняла, что мне это надо. Но я не знала, откуда они. Тогда не спросила и специально не искала. Но мысль крутилась постоянно. К тому же, большую часть моих сил отнимало общение с врачами. Как-то не задалось оно у меня с ними в Одессе. Если приходилось с ними общаться более-менее продолжительный период, то в итоге мое самочувствие ухудшалось. В феврале 2017 оно ухудшилось так сильно, как никогда до этого. Мне пришлось взять трость. А летом того же года мне на глаза попалось объявление, что в «Зеленом театре» будут бесплатные уроки линдихопа под открытым небом для всех желающих. И я решила: пора! Я взяла такси и поехала. Там моя трость стояла у стены, и все сложилось как нельзя лучше. Я поняла, что буду продолжать. А тут еще оказалось, что есть студия в паре кварталов от моего дома. И там как раз проводят промоуроки. Я пошла. Уже пешком, не на такси. Меня очень тепло приняли. И вот до сих пор меня не отпустило, чему я рада. Этим летом получилось через пень-колоду. Но я жду с нетерпением нового набора и намерена продолжать занятия.

Почему именно танцы? Не какие-то специальные физические упражнения, а танцы.

Как говорила Мери Поппинс: «У меня правило…». Так вот и у меня правило – полезное должно быть приятным. И тут еще такой нюанс – для меня хорошее самочувствие, здоровье – не самоцель, а ресурс. А вот станцевать классно – это цель. И для достижения этой цели нужен ресурс – здоровье. А физкультура у меня плохо работает. Потому что тут здоровье – цель. А для чего оно — непонятно. Как-то так.

Было ли желание сдаться и не ходить? Как вы себя мотивировали?

Не было необходимости мотивировать. Видимо, дофамина столько выделяется в предвкушении, что каких-то понуждений не требуется. И про «сдаться» речь не идет. Я не заставляю себя ходить, я очень расстраивалась, когда самочувствие или погода не позволяли. Было очень обидно, когда, например, подскользнулась на льду и очень ушиблась. Рыдала не от боли, а от досады, что «плакали» мои танцы.

Как долго вы занимаетесь танцами и чего достигли?

Начала летом 2017 года. Но пропусков, к сожалению, было больше, чем занятий. Так что в танцах я практически ничего достигла. А вот в улучшении самочувствия есть достижения: возвращается чувствительность ног, чувство равновесия, силы возвращаются.

Какие эмоции вы испытываете во время занятий танцами?

Мне кажется, в это время я похожа на годовалого ребенка, который понял, что может ходить самостоятельно. Радость, что получилось повторить ряд движений — двойная радость, что не только повторила, но и успела вместе со всеми, не отстала.

Какие изменения в теле были после первых уроков?

Знаете, рассеянный склероз выключает много таких функций, о которых не задумываешься, когда все в порядке. Потому что они автоматические. Например, сойти с тротуара на проезжую часть при переходе улицы. Был продолжительный период, когда мне нужно было обдумать это действие. Реально. Без преувеличения. Так вот, пожалуй, это первое, что я заметила, что автоматизм в этой ситуации вернулся.

Есть ли любимые движения или направления в танце?

Очень понравился чарльстон.

Что бы вы хотели освоить еще из танцев?

Про «еще» пока рано говорить. Пока я еще не насытилась линдихопом, масса материала для освоения.

Что для вас танец? Можете описать тремя словами?

Кайф. Кайф. Кайф.

 

профиль Олеси Масловой — https://www.facebook.com/Alikaoil

Интервью взяла Наталья Захваткина.

2 thoughts on “«Я танцую назло рассеянному склерозу» (интервью с Олесей Масловой)”

  1. Как настала устойчивость от танца организма?
    Утрачена «вертикаль» организма от РС как она востановилась?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *