Екатерина Бондарь

Педагог по хип-хопу

Екатерина по основному образованию социолог (МГУ им. Ломоносова, факультет социологии). В танцевальной индустрии находится уже более 6 лет. Танцем занимается более 10 лет. В данный момент изучает перформативное искусство в России и за рубежом.

Проходила мастер-классы легендарных танцоров (сертифицированные): Les Twins (Франция), Diabloo (Франция), Reginal (Франция), Martha Nabwire (Швеция), Batalla (Колумбия/Германия), Maximus (Украина), Zulu (Украина), Valusha (Эстония/Россия), Ego (Россия), Kefton (USA), Ben (Германия), Ukay (Германия), Majid (Германия), Ksusha Sushi (Россия), Cергей Провоторов (Россия), Евгений Кевлер (Россия).

Участница большого количества батлов, фестивалей и соревнований, в числе которых Dance battle “Touch the beat”, чемпионат “Новая школа”, «Круги», Fun box, Фестиваль “Энергия единства”, K1X battle, Турнир «Мир искусств» и др.

Интервью с Катей Бондарь

«Хип-хоп учит, как минимум, уважению и постоянному обмену информацией. Хип-хоп – это про получение удовольствия от музыки».

— Расскажи, пожалуйста, о своем пути в танце. Как ты его начала?

— Для меня поворотным событием стала хореография Майкла Джексона. В далеком 2009 году мы выступали с двойниками Майкла Джексона. Мне было очень интересно общение с танцорами для поиска себя в хореографии – откуда я могу брать движения, что меня может вдохновлять. Я проводила большие исследования, работая с геометрией, с пространством. И потом я открыла для себя хип-хоп. Я танцевала вместе сP.L.U.R– это Валя Соколова и Егор Соколов. Они стали значимыми учителями в моей жизни. Мне кажется, что всегда очень важно ценить своих первых педагогов.

Дальше я начала интегрироваться в эту субкультуру хип-хопа и изучать, что такое фристайл, что я могу делать со своим собственным телом, с моим личным пространством, где я могу брать флоу. Также для меня очень важным было общение с другими танцорами из этой субкультуры. Мы вместе ходили на баттлы, ездили в другие города, посещали всевозможные мастер-классы.

— Что для тебя танец?

— В широком смысле танец – это все, что окружает меня в жизни. Я придерживаюсь точки зрения, что танец может случиться везде и что танец может случиться вне зависимости от погодных условий и так далее. Танец – это философия жизни. Это особенный взгляд на нашу повседневность, наш способ существования. Телесный аспект очень важен с точки зрения пребывания в мире. Мы постоянно испытываем какие-то влияния извне, изнутри нашего тела. Танец есть даже тогда, когда мы едем в метро и чувствуем, как шатается вагон, и все люди в вагоне становятся как бы одним коллективным телом, движущимся синхронно.  Это потрясающие ощущения. В первую очередь, ощущение свободы. Танец впитывает в себя весь спектр эмоций и ощущений. И важно не подавлять эмоции в себе, а быть тем, кто ты есть. И танец как раз позволяет тебе быть тем, кто ты есть.

— А что для тебя хип-хоп?

— Хип-хоп – это некоторый фундамент, который очень серьезно повлиял на мою хореографическую, перформативную карьеру. Потому что хип-хоп учит, как минимум, уважению и постоянному обмену информацией. Хип-хоп – это про получение удовольствия от музыки. И как ты можешь ходить на тусовки с друзьями и быть единым во всем этом – в груве. Хип-хоп очень экспрессивен, потому что он вообще начинался как танец, в котором афроамериканцы выражали страдания, социальную несправедливость.

— Как ты считаешь, в чем роль искусства в нашем мире?

— Искусство – это место правды. Это все то, что может выражаться через призму бессознательного, телесного. Мы можем не притворяться через какие-то маски, социальные роли. Мы можем использовать это пространство правды, истины. Интегрироваться в это пространство искусства и знать, что то, что ты воспринимаешь через него, – это и есть истина. Художник никогда не врет.

— Есть ли у тебя какие-то представления о том, как искусство будет трансформироваться в будущем?

— Мне очень симпатичны теории Делеза и Гваттари — философия постмодерна. Сегодня происходит большая передозировка информацией, постоянное влияние капитализма. Поэтому в искусстве сейчас зачастую возникают монстрообразные формы. И я думаю, что будет происходить некоторое усложнение через простоту. Мне нравится, например, то, что происходит сейчас в Амстердаме. В частности, Академия театра и танца – у них происходит чистый поворот к перформансу, к объектно-ориентированному материализму. И мне кажется, это очень четко отражает сегодняшнюю суть времени.

— Чему ты хочешь в первую очередь научить своих учеников?

— В первую очередь, для меня очень важно, чтобы каждый мой ученик почувствовал себя особенной личностью, чтобы стандартизация не проникла в их тела. И поэтому я часто использую импровизационные практики – на раскрытие потенциала личности, человека. И мне кажется, что это очень важно подхватить именно в раннем возрасте, когда они еще не настолько «затерты» нашей современностью и в то же время у них есть какие-то свои увлечения, страсти к чему-то, интересы. И мне важно, чтобы эта искра поиска, открытия себя ни за что не погасла. Мне важно научить их справляться с ситуациями, когда что-то не получается, чтобы они не зажимались, а справлялись, оставались любознательными, пытались. Поэтому мне очень симпатичны разные экспериментальные вещи. Мы изучаем базу на занятиях, но мы также пытаемся понять, как можно варьировать, изменять эту базу. Я думаю, что вся жизнь – это поиск. И очень важно искать и находить.

— Как ты думаешь, почему людям нужно заниматься танцем?

— Как сказал Ницше, человек не прожил день, если он не потанцевал. (J) Чувствование своего тела и понимание того, что происходит с пространством вокруг меня, что происходит с другим телом, как я могу к нему приблизиться, как я могу выразить ему свою поддержку или наоборот я понимаю, что сейчас поддержка будет лишней – в общем, мне кажется, что танец – это очень терапевтичная штука. С помощью танца мы даже тренируем наш мозг. Танец позволяет быть более счастливым. Каждое движение делает человека радостным.